Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:27 

Перечеркну 7 Глава

MeriRose
Мир выглядит удивительным в глазах удивительных людей.
7 Глава

Наконец, они добрались до комнаты. Подойдя к дивану, Улькиорра опустил Иноуэ. Та тут же распахнула глаза и села. Голова у неё кружилась, в висках ощущалась пульсирующая боль. Несколько мгновений они молча смотрели друг другу в глаза. Повисла немая пауза. Не выдержав пронзительно-испуганного взгляда пленницы, Шиффер отвернулся. Люди слабы, особенно женщины, особенно в критических ситуациях. Но как себя вести с ней, когда он недавно столько всего осознал?

- Я отвечаю за твою сохранность перед Айзеном-сама и допустил ошибку, понадеявшись на твоё благоразумие. Женщина, я устал говорить о твоей глупости. Как тебе могло вообще прийти в голову, идти куда-то с этими двумя. Без меня ты больше шагу из комнаты не сделаешь. Надеюсь, я доступно объяснил.
- …

Не дождавшись ответа, Улькиорра снова взглянул на Иноуэ. Девушка, молча склонив голову, сидела и обнимала себя за плечи, слегка подрагивая. Только сейчас Шиффер заметил отсутствие накидки, синяки и царапины на руках и плечах. Это привело к новой вспышке злости. Сняв с себя пиджак, накинул на её плечи.

Иноуэ хотелось что-то ему возразить, сказать. Его поведение и слова ранили больше, чем издевательства Гриммджоу и Нойторры. Хотелось, чтобы он понял и утешил. Почувствовав тёплое прикосновение ткани, Иноуэ подняла глаза. Все её мысли и переживания, в миг, испарились. Уступив место восхищению и оцепенению. Обнажённый по пояс Улькиорра стоял перед ней. Она привыкла к подобному виду Ичиго, которого не раз приходилось лечить. И, если задуматься, Куросаки никогда не вызывал в ней столь бурных эмоций. Тело Улькиорры было более утончённым и заставило её сердце забиться быстрее. Всё такой же спокойный и неприступный. Он был просто великолепен. Ничего подобного она в жизни не видела. Каждая линия его тонкого тела была по-своему совершенна, словно вылеплена из белой глины и дышала изяществом. Плавные переходы рельефа мышц, тонкая талия, плоский живот, резко очерченные плечи и грудь. Сразу под ключицами небольшая дыра, а слева на груди чёрная четвёрка. Орихиме знала, что за внешней хрупкостью прячется невообразимо огромная сила. По телу девушки пробежали мурашки, а щёки приобрели здоровый румянец. Иноуэ подняла глаза на его лицо, выражение и взгляд показался ей странными. Создавалось впечатление, что в них появилась некая скрытая мягкость и обжигающее тепло. Жутко захотелось прикоснуться к его щеке, провести ладонью по шее, груди. Она непроизвольно прикусила нижнюю губу. Осознав свои мысли ещё больше покраснела. «Ужас! Когда это я успела стать такой?!». Улькиорра, озадаченный таким разнообразием эмоций на её лице, молча развернулся и направился к выходу.

Орихиме резко вскочила на ноги. И тут же поняла, что её тело ещё не оправилось. Колени тряслись и подгибались, ноги и руки казались ватными, ныло почти всё тело. Чтобы не упасть она схватилась за спинку дивана.
- Не уходи! – Сделав над собой усилие, хриплым, слабым голосом проговорила Иноуэ.

Арранкар остановился, но не повернулся, а лишь бросил мимолётный вопросительный взгляд через плечо. Но этого хватило, чтобы заметить в больших серых глазах пленницы испуг и мольбу.
- Почему? На что ты надеешься? Чего ты хочешь? Хочешь, чтобы я остался и тебя пожалел? Смешно и глупо даже подумать такое, ты не находишь? – Без тени иронии произнёс арранкар. При этом осознав, что все эти слова мысленно адресовал ни столько ей, сколько себе. Он ведь, так и не мог понять, как же себя вести с ней…
Не дожидаясь ответа, Улькиорра продолжил свой путь. Но не успел сделать и пары шагов, как Иноуэ сорвалась с места, подбежала и рухнула на его спину, крепко обхватив руками. Что бы ни упасть, она сильнее прижалась к арранкару. Шиффер замер на месте.

- Я боюсь оставаться одна. Я боюсь, что ты опять исчезнешь. П-прошу. – Еле сдерживая рыдание, шептала Орихиме. Она старалась не моргать, но слёзы всё равно потекли по её щекам. – И пускай это глупо и смешно, останься.

Улькиорра почувствовал, словно в грудь воткнули раскалённую катану, и теперь он стремительно сгорает изнутри. Какое-то время он не мог ни пошевелиться, ни говорить. Недоуменно он опустил глаза на её сцепленные, дрожащие руки. Может ли быть, что она чувствует нечто похожее, что и он? Она ведёт себя странно, возможно ли что она к нему тоже что-то испытывает. Но он же пустой, а она человек, как такое возможно!
- Опять ты совершаешь такие поступки, которые я просто не могу ни понять, ни предугадать. Иногда я совсем не понимаю тебя, женщина. Ты ведёшь себя абсолютно не логично и говоришь противоречивые вещи.

Похоже, этот бой выиграла Орихиме. Это она почувствовала в его тоне и в том, как он расслабился в её руках. Как же приятно его обнимать, такой худенький. Чувствовать щекой тепло его кожи, ощущать его запах. Она рассеяно улыбнулась сквозь слёзы и поглубже вздохнула.
- Ммм... Всё просто. Я редко совершаю что-то, пользуясь головой. В основном я слушаю своё сердце и поступаю так, как хочет того моя душа.
- Хм?! – Улькиорра был удивлён, впервые она сказала что-то умное. – Любите же вы люди прикрываться такими громкими словами. Но в данный момент, твои усилия не стоили того. Я не собирался «исчезать», а просто шёл за твоей накидкой.
- А?! Э-э…
Как неловко получилось. Ну почему, когда он рядом, постоянно происходят такие ситуации. Это была последняя капля на сегодняшний день. Орихиме сделала шаг назад и рухнула на пол в приступе истерического смеха.
- Ох. Не могу. Я, наверное, так глупо выглядела.
- Глупо ты выглядишь почти всегда. – Не понимая суть веселья, проговорил Шиффер. Чем вызвал новый приступ смеха у пленницы.
- Ах да, о накидке… - Вытирая слёзы и успокаиваясь, Иноуэ завертелась в поисках утерянной в процессе вещи. Пиджак лежал недалеко позади неё. Она подняла его и накинула на плечи. – Извини, пожалуйста. Спасибо.

Улькиорра коротко кивнул, развернулся и вышел из комнаты. Орихиме вздохнула и поднялась на ноги. Медленно поплелась к дивану. Присев, вдела руки в рукава пиджака, поплотнее закуталась. По-детски радуясь, что это вещь её любимого арранкара. Похоже, бояться уже было нечего. Он не исчезнет. Было ощущение, что рухнула незримая стена между ними. Больше Гриммджоу-сан не сможет над ней издеваться. Но как бы ужасно не поступил с ней Шестой, она ему благодарна за эту разрушенную стену. И за то, что он прав, нужно бороться за своё счастье и жизнь. Не «плыть по течению», а приложить все силы, не оглядываясь на прошлое.
Иноуэ посмотрела на луну и задумчиво улыбнулась. Глаза щипали, а веки стали тяжёлыми, но спать нельзя. Скоро придёт Улькиорра-кун. Она так по нему соскучилась за эти дни. Хочется посидеть с ним, попить чаю, как раньше. Рассказать ему что-нибудь, послушать его тихий, спокойный голос. И не отрываясь смотреть в гипнотические зелёные глаза.

Время тянулось бесконечно долго, минуты казались часами. Наконец тяжёлая дверь открылась. Вошёл адьюкас с тележкой. Без лишних движений поставил еду на столик и удалился. Следом вошёл Улькиорра с накидкой в руке.
- Держи.
Иноуэ взяла накидку и нехотя сняла пиджак. Шиффер в недоумении уставился на неё.
- Почему ты до сих пор не вылечила себя.
- Ох, точно… Я как-то и не подумала об этом. Обычно мне приходилось излечивать сильные ранения, а не такие пустяки как эти царапины. Слова пленницы заставили Улькиорру осознать, что не настолько она глупа и наивна, как кажется. И, видимо, накопленный ею опыт лечения в сражениях не так мал, как ему казалось.

Орихиме внимательно осмотрела плечи и руки. Да синяков и ссадин и впрямь много. Но они как-то не доставляют каких-либо неудобств. Чего не скажешь о губах, они просто горели. Она дотронулась до своих губ и поморщилась от резкой жгучей боли. Нижняя была довольно опухшей, а по бокам остались ранки от клыков Гриммджоу, запечатанные коркой запёкшейся крови.
- Да-а… И это был мой первый поцелуй. – Грустно вздохнула Иноуэ.
- Первый поцелуй? – Заинтересованно спросил Шиффер, всё это время внимательно за ней наблюдавший.
- Ну да, поцелуй. Для людей это важная вещь. Люди целуют друг друга в щёку, в знак родства или дружбы, или в губы в знак сильной привязанности и близости. Вот… Как бы сказать. Для девушек первый поцелуй, ну в губы, очень-очень важен. Его всегда хочется подарить че…, эм…, ну тому единственному, кого любишь. И уж совсем никому не хочется, чтобы его так бесчестно украли. Ведь любая нормальная девушка, мечтает о настоящей любви. – Орихиме внимательно посмотрела на аранкара, приготовившись выслушать холодные насмешки и надеясь, что он не обратил внимания на заминку.

Но Шиффер молча, отстранённо стоял и смотрел на её губы, казалось, совсем не слушая её. Затем подошёл и сел рядом. Не отрывая взгляда, он протянул руку и осторожно коснулся щеки Иноуэ. Она замерла, стараясь не дышать. Кончики его пальцев, заскользили по щеке, на секунду остановились возле губ, а затем, еле касаясь, провели по её нижней губе. «Значит этот мусор Гриммджоу, был первым. И эта мелочь так важна для неё?». Его захлестнула жгучая ревность. Он заставит её всё забыть. Его пальцы очень медленно и осторожно продолжили путь по подбородку, вниз по шее. Украдкой Улькиорра наблюдал за реакцией пленницы. Она до сих пор не шевельнулась и не произнесла ни звука, но её дыхание участилось, щёки покраснели, а губы слегка приоткрылись. Прищурившись, Шиффер взглянул в глаза Орихиме. Они были широко распахнуты и напоминали бездонные серые озёра в солнечный день, вобрав в себя максимум золотистого света и тепла. Взгляд выражал не страх, а изумление, любопытство и что-то ещё, что пока он не мог разгадать. Уже несколько раз Улькиорра видел у неё такую реакцию и хорошо запомнил, в каких ситуациях она себя так вела. Такая она была только с ним. «Хм?! Вот как…»

- Любовь – удачно придуманный человеком миф, как и душа. Разве можно мечтать и верить во что-то чего не видишь. Но опуская это, как ты сможешь понять, что это именно то чувство, о котором ты утверждаешь. – Придвинувшись ближе, тихо спросил Улькиорра, неотрывно глядя в глаза Орихиме.

Иноуэ могла еле соображать и что-то слышать, полностью пленённая им. И выйти из этого плена была просто не в силах. Не замечая ни пронизывающего,
хитрого, изучающего взгляда, ни местоположения руки Шиффера. Ощущая лишь дрожь во всём теле и огненные следы, оставленные его прикосновениями.
- Ммм… Это просто. Когда «он» рядом всё перестаёт быть важным или просто перестаёт существовать, из головы всё улетучивается и совершаешь глупые поступки. И хочется жить лишь для него, дышать с ним одним воздухом. Даже если не хочешь любить его и не понимаешь, почему он, но не можешь ничего поделать. А сердце стучит как бешеное. – Совершенно опьянённая, Иноуэ описывала себя в данный момент, не замечая, что рука Улькиорры как раз лежит там, где бьётся её сердце.
- Как бешеное. – Спокойно констатировал Шиффер.
- Э… Что?

И прежде чем Орихиме смогла что-либо сообразить, Улькиорра взял её за плечи, притянул к себе и прижался к губам. Он был поражен глубиной ощущений, эта глупая женщина права. Всё кроме неё действительно перестало существовать. Только её теплое и мягкое тело, её дыхание, губы и огонь пожирающий их обоих. Таких невероятно сильных чувств он прежде никогда не испытывал, и даже не мог себе представить ещё что-то более яркое. И это только от прикосновения к её губам.
Орихиме просто потеряла голову, задыхаясь от нахлынувших чувств. Не чувствуя, ни боли от потрескавшихся ран на губах, ни медленно стекающей по подбородку струйки крови. По позвоночнику бежали мурашки, сердце колотилось ещё сильнее. Внутри стало разливаться тепло, всё тело будто пронзали маленькие иголочки. Неосознанно она протянула руку и зарылась в его волосы. Губы сами собой приоткрылись ему на встречу.

Теперь они действительно дышали одним воздухом. Совершенно не знающие премудростей поцелуя, оба действовали инстинктивно. Прислушиваясь к своим чувствам, и чувствам друг друга. В один момент, случайно соприкоснувшись кончиками языков, на секунду замерли в удивлении от новых ощущений. А затем неуверенно, но вдохновенно двинулись навстречу друг другу. Изучая, приспосабливаясь и пробуя на вкус.

Улькиорра сделав над собой усилие, оторвался от губ Орихиме и прижался лбом к её лбу. Он был не в силах отодвинуться или отпустить её. Не мог даже поднять головы, не говоря уже том, что бы посмотреть в её глаза. Он был растерян, в голове сплошная каша.
- Поешь, всё остыло. – Всё, что пришло ему в голову в данный момент.
- А? Эм-м. Ну да. – Испытывая те же чувства, отозвалась Иноуэ.
Нехотя они всё же отодвинулись друг от друга, стараясь не встречаться взглядом. Повисла неловкая пауза. Иноуэ попыталась вести себя естественно и непринуждённо, принимаясь за остывший ужин. Но выходило плохо. Лицо горело, руки дрожали, из-за чего посуда звенела, палочки трещали, а еда постоянно падала. Через пару минут Иноуэ сдалась и поставила тарелку на место и стала наливать чай в две чашки, при этом немало пролив на столик. Глубоко вздохнув, попыталась взять свою чашку, но предательская дрожь усилилась. Пришлось помогать второй рукой. Масло в огонь подливало то, что Улькиорра выглядел как всегда. Внешне абсолютно спокоен, только более сосредоточен на каких то своих мыслях. «Ну почему, только я такая красная и дёрганая. Может мне всё приснилось?..»

Улькиорра сидел и смотрел на девушку. В таком состоянии, она выглядела очень забавно. Но прояснившийся разум бил тревогу. Он не мог дать здравую оценку произошедшему. Вернее то, что он сделал, не входило ни в какие рамки его понимания. Вот так просто поддаться неким эмоциям, стать уязвимым, открыть душу. Всё равно, что проиграть этому слабому существу. Просто не реально, как такое могло с ним произойти. А женщина. Она была такой послушной и нежной в его руках - невообразимо. Улькиорра до сих пор чувствовал тепло от её прикосновений на шее и затылке. В голове всплыли её слова, перед тем, как он её поцеловал. Настроение ещё больше ухудшилось. «Ей бы думать, как от сюда выбраться живой. Мечтать о жизни земной и будущем вне этих стен. Рыдать целыми днями и молиться о чудесном спасении. А она - о чём вообще думает! Умудрилась, каким-то непостижимым образом, начать испытывать к своему врагу какие-то чувства».
- Похоже твоя глупость заразна.

Иноуэ вздрогнула и удивлённо взглянула на Улькиорру, сразу отметив, что его настроение коренным образом изменилось. Это её смутило и запутало, посему совершенно не нашлась, что ответить.
Не отрывая от девушки тяжёлого взгляда, Шиффер продолжил рассуждения. - Выходит ты возомнила, что испытываешь что-то ко мне. И это высокопарное и обожаемое тобой – чувство любви. Я всё правильно понял?
Сердце Иноуэ болезненно сжалось. Ей было неприятно и непонятно, почему он это говорит таким тоном и зачем вообще, вот так в лоб.
- Но… Эм… я. Боюсь, что бы я ни ответила, тебе это не понравится, да ты и не поверишь. – Склонив голову, Иноуэ стала теребить ткань на коленях. – Конечно, я понимаю, трудно поверить в то, что нельзя увидеть глазами.
- Просто ответь.
- Д-да. – Краснея, тихо промямлила Орихиме, не глядя на арранкара.
- Я же не человек. Я пустой, чудовище, которое может запросто убить тебя. – Закрыв лицо руками, спокойно констатировал Улькиорра.
- Да. Я понимаю.
- И что дальше.
- Не знаю. – Так и не подняв головы, с горькой улыбкой проговорила пленница, пожав плечами.
Шиффер глубоко вздохнул, откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Он тоже не знал ответ на этот вопрос.

URL
Комментарии
2011-06-21 в 08:33 

Автор-сама, Вы восхитительны о,о Замурчательно подобраны метафоры и эпитеты, оторваться от чтения ну просто невозможно)

2011-06-27 в 14:24 

KittyLine
I also show you a sweet dream next night
Поддерживаю!! Превосходно!! Жду проду!!!!
Ну и сообщение))

2011-07-07 в 17:30 

чашка какао Изерли
А я лежу на дне речном и вижу из воды далекий свет, высокий дом, зеленый луч звезды.
Просто чудесно. Очень впечатлило. Прочитала все семь глав на одном дыхании. Когда будет прода?

2011-07-08 в 00:12 

MeriRose
Мир выглядит удивительным в глазах удивительных людей.
Пока пишется, но уже скоро конец. 8 Глава будет самой романтичной, далее начнутся события из канона(приход Игиго и др.).

URL
2011-07-17 в 21:16 

Ждем с нетерпением, автор-сама ^_____^

URL
2012-03-03 в 13:31 

Michiru Kasumi
Parsley, sage, rosemary & thyme
Замечательный фик) очень хочется дальше)

   

Svoboda dushi

главная